Луганск. Наши дни

Последние несколько недель в социальных сетях, по телефону и при встрече друзья и знакомые просят рассказать, что происходит в Луганске. Интересуются, какая в городе, области и Украине в целом обстановка. И когда отвечаешь, часто осознаешь, что говоришь чуть ли не со стеной — настолько у многих промыты мозги. Это страшно и это противно. И когда начинаешь что-то рассказывать, часто звучит убийственный аргумент: да что ты врешь, нам по российским каналам совершенно другое рассказывали!

Прежде чем говорить о Луганске сегодняшнем, надо, наверное, все-таки нырнуть в прошлое. После развала Союза к власти пришли комсомольцы. Но не те, которые идеологические, а которые готовы подстроиться под любую идеологию и тут же сменить флаг, цвет и ориентацию, в зависимости от дующего ветра.

Больше 20 лет именно эти люди строили на Луганщине систему раболепия, прикрывая ее Великой идеей патриотизма и кормилицы всея Украины. Пока местные политики рассказывали народу сказки, сами при каждом удобном случае этот народ грабили. А в случае возмущения все беды и несчастья сваливали на..вначале на Киев и тяжелое наследие, потом на бандеровцев, потом на мировой экономический кризис, а потом вновь на бандеровцев. Поймать таких товарищей на горячем было практически невозможно: те кто должен ловить, сами им кум, сват и брат; а кто нет — того можно запугать или купить. Так и прорастала эта коррупционная система.

В это же время чиновники, как тот же уже экс-первый заместитель председателя Луганской облгосадминистрации Эдуард Лозовский не стесняясь рассказывает про систему откатов. Мол, во времена, когда Нацбанк возглавлял некий Арсений Яценюк, коррупция достигла наибольшего расцвета. И для того, чтобы получить деньги из бюджета на какой-то проект, нужно сразу закладывать половину суммы в откат. Типа, 15% — это стандартная практика(повторюсь, это рассказывает на тот момент один из руководителей области!), при 30% откате еще можно работать. При 50% отката — смысла уже нет ничего делать. При этом же чиновник рассказывает, как «надо родину любить», а сам вкладывает деньги в экономику США. Кому такое не расскажешь, вновь следует не менее убийственный аргумент: а ты если бы занимал руководящую должность, разве не воровал бы? И вот тут мы приходим к пониманию ситуации, что менять нужно не людей, а саму систему. Только, увы, понимают это на Донбассе единицы.

В эти же годы жители области всё больше и больше начинают смотреть, а точнее и не перестают, российские каналы, где им изо дня в день твердят, какая Россия хорошая, Путин справедливый, а все проблемы простого люда может решить добрый царь. Мол, посмотрите как шикарно живется России при ца…Путине. Местечковые цари, посредством подконтрольных СМИ, подобную идею развивают. Только в виде добрых, щедрых и справедливых царьков — они сами.

При этом область постепенно становится дотационной. По большей мере тут бюджет проедания. Но вместо решения проблем, местные чиновники находят внешнего врага. Очень удачный ход пропаганды: работайте-ка люди за копейки, а иначе придёт злой «бэндеровец» и вообще всё отберет. Повторяемая из года в год мысль возымела успех. Больше похожие на зомби люди свято верят в непогрешимость Путина, святую миссию России и воплощения вселенского зла в виде ЕС и НАТО. Соответственно, все те, кто хочет в это страшное ЕС — враги и глупцы. И надо с ними воевать. И воевать в прямом смысле. Увы, это не домыслы, а вполне реальные слова тех же шахтеров почти обанкротившейся «Менжинки» — шахты в Первомайске.

Наступление Майдана кое-что сломило в головах людей. Мозги заскрипели и заработали. Правда, очень многие ими так и не научились пользоваться. А потому «хавают» любую дезу, что им скармливают. Поэтому люди тут готовы стать грудью на защиту буквально ограбившего область Ефремова, готовы мёрзнуть часами на улице в ожидании мифических «бандеровцев». Но все так же наивно верят в доброго царя.

Есть, правда, и позитивный момент. Луганск стал терять свою аморфность. До полусонных мозгов вдруг стало доходить, что свои права можно и нужно отстаивать. Поэтому в несколько раз возросло количество активных сторонников Майдана в Луганске. Поэтому огромное количество людей записывается в «Луганскую гвардию». Люди объединяются, чтобы бороться со злом в их понимании. Это уже хорошо. То что между сторонниками этих двух лагерей разгорается конфликт — плохо.

Разве бы люди не нашли общего языка и не договорились бы? Вполне! Но вот тут уже подключились в игру так называемые «отцы области». Раньше их стараниями стравливались Восток и Запад Украины. Сейчас — сторонники того или иного внешнеполитического вектора державы. Эти чиновники настолько боятся за свои седалищные нервы, что готовы развязать настоящую гражданскую войну, лишь бы удержаться у денежного корыта. И в этом случае аморфность Луганска стала его же спасением. Чтобы спровоцировать конфликт и довести ситуацию до побоищ, пришлось завезти провокаторов. Из приграничных городков и поселков в областной центр свозятся безработные, аграрии, шахтеры, которым указывают на врага и намекают, что за их «наказание» ничего не будет.

Поэтому и случается штурм и взятие администрации. Только в отличие от Западной Украины, здесь на административныз зданиях вывешивают флаги чужого государства, срывая флаги Украины.

Причем, уже через пару недель после создания «Луганской гвардии», организаторы заявляют, что потеряли контроль над массами и начинают призывать к миру. В конце-концов просыпается политическая воля у правоохранительных структур. И «лидеры» народного возмущения отправляются по этапу в места отдаленные, а потом и не столь. Впрочем, машина уже запущена и вдруг становится понятно, что «лидеры» Антимайдана — такие же куклы в руках умелых мастеров…

А вот теперь и вернемся к вопросу, что же именно происходит последние дни в Луганске.

СБУ и прокуратура активно занялись лидерами протестного движения. Депутат облсовета Арсен Клинчаев, «Народный губернатор» Харионов и ряд активистов «Луганской гвардии» задержаны. В социальных сетях начинают звучать призывы переходить к более радикальным действиям. Правда, часто эти призывы звучат от ботов из России, но тенденция налицо. Провокаторы умело «завели» толпу.

В Луганске на выходных ожидается многотысячный митинг сторонников Антимайдана. Люди готовы призвать чужую армию в свою страну, лишь бы показать столице, что и они чего-то стоят. Обладминистрация готовится к штурму. В здании устанавливается дополнительная защита, забиваются окна, двери, ставятся решетки. Активисты и даже местная власть советуют жителям города не высовываться на выходных на улицы города во избежание. Логично, если ожидается большое количество приезжих. Город в тихой панике и истерике.

Наверное стоит сделать небольшое лирическое отступление и вспомнить, как Партия регионов уже возила «активистов» в Киев для поддержки себя любимой. Можно много рассказывать, как пьяное было едва не поубивало друг друга, как поезда возвращались с выбитыми окнами и выломанными дверями, как врачам приходилось снимать наркотическую ломку прям в поезде…

Российские СМИ, которые все также остаются непреложным авторитетом для многих жителей области продолжают нагнетать обстановку и переворачивать с ног на голову.  Ярким примером становится бойня в Донецке, где толпа роститушек напала на участников акции за мир и целостную Украину. Российские СМИ тут же преподнесли это, как будто это заезжие «бэндеровцы» атаковали мирных сторонников пророссийских идей. И сразу же МИД России намекнул о возможности введения войск для защиты русских от фашистов. Хотя, по сути, из заезжих в Донецке — это завезенные несколько сот роститушек неизвестного происхождения. Прям как оккупационные войска в Крыму. Вроде бы есть, но если верить российским СМИ, то нет.

Запоздалые попытки Украины перекрыть информационный поток из России не имеют успеха. А то и вовсе обратный эффект. В сельских районах у большинства спутниковые антенны, ориентированные на РФ. Даже у банального цифрового вещания из России в некоторых районах области сигнал гораздо лучше, чем у украинских каналов. Любые попытки объяснить, что поступающая из России информация —  это дезинформация — заходят в тупик. Информационную войну на Луганщине Украина почти проиграла. Остались только отдельные очаги сопротивления в Интернете. Кардинальных шагов центральная власть для стабилизации обстановки в регионе почему-то не делает. А если что и делает, то это проходит незаметным.

Что мы имеем по итогу? В области сильны пророссийские настроения. Люди на взводе. Любая искра может вызвать пожар. Слухи о скоплениях российской военной техники на границе только усугубляют ситуацию. Возможно, после крымского «референдума» и Донбасс вдруг «возжелает» перейти под защиту матушки-России.

Луганчане не понимают нескольких простых истин. В частности, что для всей России, если Донбасс к ней присоединится, жители Луганской и Донецкой областей станут людьми третьего сорта, станут теми же ненавистными «бандеровцами». Не понимают, что первое, что сделает российская власть — это закрутит гайки свободомыслию. И в случае задержки заработной платы тем же шахтерам, им уже не позволят столь нагло требовать соблюдения их прав. И это уже не говоря, что через время вся Россия будет тихо роптать: а зачем нам нужен этот дотационный регион?

Строить сейчас прогнозы относительно будущего — себе дороже! Будем подождать!

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Запись опубликована в рубрике Без рубрики с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Луганск. Наши дни

  1. vk.com АзмЪ есмЬ говорит:

    Почему русские и украинцы не понимают друг друга.

    Недавно прочитал неплохой текст журналиста, который прожил 2 недели на Майдане среди членов Правого Сектора. Интересно было читать, но всё время какая-то мысль меня гложила, очень странная: будто я в России. Я подумал, переспал с этой мысль, и наутро понял, откуда в принципе берётся такое чудовищное недопонимание между украинцами и русскими относительно всех последних событий, Майдана, революции и оккупации Крыма.

    Вот смотрите: мне 35 лет (почти 36 уже). Практически всю свою жизнь я живу в Украине (всё моё пребывание заграницей в сумме не потянет и на один год). Один раз, когда я был студентом, знакомого моего знакомого в Днепропетровске избили скинхэды. Знакомого моего знакомого. И — вот это была мысль, которая пришла мне в голову — за 35 лет жизни в Украине живого скинхэда я видел своими глазами ноль раз.

    Я был студентом, жил в общаге, одно время играл в рок-группе и тусовался на каких-то хазах, работал грузчиком и ночным сторожем, регулярно ходил на футбол и на рок-концерты, годами ездил в электричках и пил пиво на задворках промышленных районов, служил в МВД, отсобеседовал при приёме на работу, наверное, десять тысяч человек. Я родился в Харькове, вырос в Запорожье, жил в Днепропетровске, потом в Киеве, потом в Днепропетровске и опять в Киеве, объездил всю Украину, был в маленьких городах, в больших и средних, посёлках и сёлах, встречал множество разнообразного народу. И за всё это время я в Украине ни разу не встречал скинхэда, чувака со свастикой в татуировках или на одежде, или просто хоть кого-то, при взгляде на кого можно было сказать — это неонацист.

    То есть, я не говорю, что скинхэдов в Украине нет. Они есть, конечно, тут 45 миллионов человек живёт, разумеется среди них есть и скинхэды, они где-то живут, по каким-то улицам каждый день ходят, кто-то их даже каждый день видит, кого-то они даже где-то бьют — как вот знакомого моего знакомого 15 лет назад в Днепропетровске. Но я их не видел ни разу.

    В России за всю свою жизнь я провёл, наверное, в сумме месяца три. И за эти 90 дней видел скинхэдов дважды. При том, что большая часть моих визитов протекала по схеме “аэропорт-такси-гостиница-такси-офис-такси-аэропорт”, при том, что я ни разу не был в России ни на одном массовом мероприятии — я видел скинхэдов дважды. Натуральных, с бритыми бошками, подтяжками и свастиками.

    Мы с русскими живёт в совершенно разных мирах. Со стороны этого не заметно, кажется, что у нас такие же улицы, такие же — более или менее — люди по ним ходят, такая же дебильная хрущёвская застройка спальных районов. А миры разные. В нашем мире среднестатистический человек не встречает в своей жизни скинхэдов. В их мире скинхэды — это часть ландшафта, такая же, как тополя вдоль дороги или трамвайные остановки.

    В России есть РЕАЛЬНЫЙ фашизм, и его в России много. В 2008 году “Международная амнистия” насчитала в России 85.000 неонацистов. Цифра, поражающая воображение, как для меня — не уверен, что она точная, но и спорить с ней не могу, потому как собственных данных не имею. Тысячи человек подвергаются нападениям неонацистов каждый год, сотни получают ранения, десятки каждый год гибнут. Почти ежегодно в России происходят массовые погромы на национальной почве, иногда со стрельбой и кучей пострадавших — Кондопога, Сагра, Пугачёв, Бирюлево.

    А вот украинская статистика: за последние три года было совершено 91 нападение на расистской и ксенофобской почве. Никто не погиб.

    Украина — мононациональная страна (я знаю, знаю, из России кажется, что тут русских не меньше половины, но их даже по переписи 2001 года было 17%, а сейчас ещё меньше — не потому, что их кто-то гонит, а потому что они просто ассимилируются и начинают называть себя украинцами). При этом основному населению последние 300 лет рассказывают, что нации у них своей нет, её придумали австро-венгры, языка у них тоже своего нет, это диалект русского, и вообще надо отделить Галичину, а всё остальное вернуть в какой-то неведомый союз непонятно кого непонятно с кем. Так что человек, который в своей стране начинает говорить на родном языке — часто уже только поэтому выглядит бунтарём.

    Мои российские знакомые, приезжающие в Украину, с опасением, но и удовольствием ездят во Львов, и по моему предложению ходят в ресторан “Крыйивка” — ну тот, где на входе автоматчик спрашивает “Москали есть?”
    — Есть, — отвечают мои знакомые, — мы из Москвы.
    — А, — говорит автоматчик, — ну заходите.
    Они едят, пьют, идут домой, и даже берёт их лёгкая досада, от того, что не испытали они ну совсем-совсем никакого экстрима. Все, как один, говорят потом, что кухня в ресторане “так себе”.

    Русские и украинцы РЕАЛЬНО по-разному понимают слово “националист”. Когда русскому говорят, что в Украине прошёл массовый националистический митинг, на котором был миллион человек, он представляет себе это так, как в Москве.

    И, конечно, он начинает истово звонить своему другу в Киев, и кричать в трубку “Дружище, продержитесь там ещё пару дней, мы вас скоро спасём, наши танки рядом!” Картинка беснующихся на “русском марше” неонацистов, захвативших целую страну, может поразить воображение кого угодно.

    А украинец представляет себе националистов… ну вот, как Навального. Навальный же тоже, вроде националист, и даже на русский марш ходит.

    Представляете себе миллион Навальных (с жёнами и детьми)? Которые машут русским флагом, и поют национальный гимн Российской Федерации? Вот где-то так и выглядит для среднестатистического украинца Майдан. То есть, конечно, на Майдане были разные люди — ну, побойтесь бога, там были сотни тысяч человек, естественно, среди них будут и неадекватные, и откровенные уроды. И неонацисты, наверняка, там тоже были. Но я лично ни одного не видел. И никто из тех, кого я знаю — тоже ни одного неонациста не видел. И когда нам звонят друзья из России и рассказывают про русские танки, которые скоро приедут — это вызывает единственную реакцию: желание записаться в армию, и вооружиться чем-то противотанковым.

    И это рвёт шаблон, и русским, и украинцам. Русский, услышав в трубке от своего давнего друга из Украины “Так я и сам бандеровец!” может только пролепетать “как… и ты, Брут…” и решает, что Украину спасёт только целительный напалм, где бы, правда, набрать его в нужном количестве?.. Украинец, узнавая, что Павел Губарев — самопровозглашённый губернатор Донецка — состоял в неонацистской организации “Русское национальное единство” (которая входит во всемирный союз национал-социалистов), или что москвич с финским именем, водружавший русский флаг над Харьковской облгосадминистрацией, фотографируется в нацистской форме — приходят в шок. Да, дорогие россияне, теперь у нас есть фашизм. Вы его сюда привезли.

    Я не для того это всё пишу, чтоб устроить в комментариях знатный срач о том, нацист Бандера или не нацист, где правда и где ложь, и спасут ли нас целительные русские танки. Я просто хотел обратить внимание русских и украинцев на то, что мы живём в разных мирах, и оттого одни и те же слова воспринимаем совершенно по-разному.

    И — хочется верить — что наш, украинский, мир устоит после всего этого, и что наш путь уже предопределён, и мы не попадём в тёплую ламповую Россию, где скинхэда на улице встретить проще, чем человека в очках. И если Путин таки вернёт в этот мир железный занавес — он опустится на восточной границе Украины, а не на западной. Мы окажемся по ту же сторону от него, что и весь цивилизованный мир.

    P.S. заранее зная, что в комментариях мне будут опять кидать ссылки на Сашко Билого — хочу кое-что добавить, для чего в тексте места не нашлось. Это, конечно, городской сумасшедший, и я тоже, как и все нормальные люди, жду, когда его, наконец, посадят (это уже у него третья ходка будет? ну не суть). Но каждая новая ссылка на него, которую мне кидают, радует меня всё больше и больше, потому что судя по всему за 23 года независимости и интенсивного поиска российской пропагандой опасных бЕндеровцев, они сумели обнаружить… аж одного неадекватного вооружённого украинского националиста. Ровно одного. Теперь, когда мне будут рассказывать, что я ничего не понимаю, что мою судьбу уже решили закулисой, и будут меня пугать страшными бЕндеровцами, которые придут и всех убьют, я буду задавать вопрос из Полосатого рейса — а почему вы об этой сосиске говорите во множественном числе?

    d-i-a-s.livejournal.com/460079.html

Добавить комментарий