Работа в «испорченный телефон»

Думаю, многим в детстве повезло играть в «Испорченный телефон». Иногда то, что говорилось вначале, совсем никак не соответствует тому, что получилось на выходе, пройдя по цепочке передающих информацию. Во время тренировок по интеллектуальным играм так тренировалась память и логика: задавался вопрос одному игроку, он должен был передать следующему члену команды, тот следующему, а в конце капитан из полученных сведений должен дать правильный ответ.

  • «Испорченный телефон» («Сломанный телефон») — салонная игра, используемая также в качестве одного из инструментов психотренинга. Суть игры — в организации передачи устного сообщения по цепочке, состоящей из как можно большего количества людей, и выявлении искажений его исходного содержания. В переносном значении «испорченным телефоном» иногда называют любую ситуацию, когда непроизвольное искажение информации происходит при пересказе по памяти слов другого лица, текста, событий и так далее.

В общем, это было лирическое предисловие. А сама суть заключается в том, что работа журналиста — это и есть «испорченный телефон». Корреспонденту надо докопаться до сути. Но на это тратится очень много времени. А потому — страдает оперативность и звучат обвинения по типу «опять эти журналисты узнают обо всем последние». Да и не стоит забывать, что конкуренты не спят.

И тогда приходится выдавать информацию на-гора в том виде, в каком она есть на данный момент. Подчеркиваю: на данный момент. Потом, естественно, всё уточняется, дополняется, исправляется. Информация отслеживается по мере поступления и накопления. Но зато всё это дает повод другим недовольным сказать «опять эти журналисты всё переврали». Хотя, если бы внимательнее слушали-читали, то заметили бы слова и фразы: «предварительные», «информация проверяется», «уточняем», «со слов», «информация на данный момент» и так далее. Это один момент работы в «испорченный телефон».

Но есть и второй. Журналист выдает информацию. Она на 100% соответствует действительности. Только вот герои материала, которым эта правда совсем не к лицу, узнают о чем пишет журналист и резко меняют свои позиции. Дураком в этом случае выглядит журналист. Ярким примером, кстати, можно привести случай с шахтером Сметаниным, шахтером, рассказавшим как работалось на одной из шахт до того, как там погибли люди. Оптимизация оптимизма опубликовала информацию, что рОдное предприятие готовится «слить» шахтёра. Подобная кампания даже началась, но не успела развернуться. Зато потом пресс-служба предприятия опубликовала информацию, что никто и ничего подобного не готовил и уж тем более не собирался распространять. И снова всё соврали журналисты?

Объяснять недовольным основы работы журналиста — все равно, что воевать с ветряными мельницами. Ибо каждый видит только то, что хочет видеть

ПС: кстати, у некоторых альтернативно одаренных людей так и не хватает ума понять, что блоггер и журналист — это немного разный вид деятельности и что не стоит экстраполировать одно на другое.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Запись опубликована в рубрике Вот такая у нас работа, Журналистика с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий