Врут ли журналисты

Стив Джобс: «Когда ты молод и смотришь телевизор, то думаешь, что телекомпании сговорились и хотят сделать людей тупыми, — всем знакомо это утверждение, — но потом ты взрослеешь и приходит понимание — люди сами этого хотят. И это гораздо более пугающая мысль. Заговор это не страшно, ты можешь пристрелить ублюдков, начать революцию. Но нет никакого заговора, телекомпании просто удовлетворяют спрос, к сожалению, это правда».

Недавно в разговоре с молодой коллегой я сказал, что «практически никогда не вру», на что она была очень удивлена. Как же так, такая профессия… мол, тут сам Бог велел.

И действительно, как же так! Ай-ай-ай! А я уже многим объяснял, что врать совсем не обязательно! Люди все сами придумают и нафантазируют. Есть в черном пиаре такой прием, как подача неполной информации. Или освещение проблемы под заданным углом. То есть, вроде как и не соврал, но… Но что-то недосказал, в нужном моменте промолчал или решил не заострять внимание на проблеме. А тебе потом: ты же говорил, мол, так и так. И на логичный вопрос: «Когда?» люди не могут дать ответ. Потому что не было такого.

Иногда достаточно промолчать, иногда можно усомниться в словах собеседника, иногда просто ухмыльнуться. И всё! Тебе уже приписывают слова, которые никогда не звучали… Но собеседнику показалось, что именно так оно и было.

Еще один прием из этой же серии — отвечать вопросом на вопрос. как в анекдоте про евреев:
— А правда, что евреи отвечают вопросом на вопрос?
— Кто вам сказал такую глупость?

Еще один прием, это слова «возможно», «как бы», «вероятно» и прочие подобного толка. Забавно, что большинство респондентов их просто не замечают. Или сразу же забывают. А потом начинают доказывать, что все именно так, а не иначе.

Впрочем, можно и полностью преподнести текст. Все равно найдется идиот, который поймет превратно(еще бы вспомнить, чьего авторства эта цитата). Помню, сидел я на какой-то совещаловке в облгосадминистрации. А рядом с мной начальник управления внутренней политики обсуждал с кем-то мой сюжет. Мол, журналист однобоко высветил материал и все переврал, и сто процентов не прав. Пришлось в разговор вмешаться. «В чем я не прав?» — поинтересовался я. «Ну как же, — последовал ответ — в ситуацию глубоко не вникал, информацию подал однобоко». «Подождите, — ответил я. — Ситуация описана верно? Есть конфликт между предпринимателем и городской властью?» «Есть», — признался чиновник. «Так что там неправдивого? Или городская власть не валила киоски? И там не побились стекла?». «Всё равно информация подана однобоко!» — гнул свою линию чиновник. Правда, уже с сомнением. «В сюжете представлены обе стороны конфликта. И заммэра как раз объясняет позицию городской власти в чем проблема. Было же это в сюжете?». «Было!» — признает представитель власти. «Значит всё там правильно?» — резюмирую я. «Правильно!» — соглашается собеседник.

А если бы меня не было рядом, чтобы вмешаться в этот диалог? Априори преподнесли бы как заядлого вруна?

Впрочем, все равно к журналистским текстам следует относиться с опаской и никогда не доверять на все 100%. Ибо журналисты тоже люди. И тоже пропускаю информацию через себя и свое восприятие. Могут что-то и сами понять неправильно. А так как кушать хочется всем, то за определенную сумму денег могут и исказить информацию. Но о продажности журналистов поговорим как-нибудь в другой раз

 

Ну и анекдот в тему: Человек, очень похожий на Владимира Путина, зашел в здание, очень похожее на Кремль, передает наш подслеповатый корреспондент.

Запись опубликована в рубрике Вот такая у нас работа, Журналистика с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий